Василий Волга: Как я чуть не подавился

Российская либеральная профессура о Зеленском

Сама идея государственной власти, как чего-то элитарного, сакрального, требующего мудрости и знаний, дискредитируется в Украине семимильными шагами.

Кухарки, клоуны, психически больные наркоманы, певцы, певички, новые лица, обращения на «ты», завтрак на траве, интервью на ступеньках, фонтан, шаурма, поцелуи.

И это ведь не только в Украине. Это нравится всем и завораживает всех.

Сегодня был в одной интересной тусовке. Все сплошь доктора наук. Великие люди. Авторы учебников и монографий, убеленные сединой и покрытые славой. Цвет российского общества.

И там я услышал: «Может быть это мы устарели? Может быть власть и в самом деле ничего не значит? Может быть это все просто так? И нет в ней никакой тайны? Ведь как это классно, когда можно президента вот так по плечу, за щеку потрепать, Вовка ему сказать! Может мы уже отстали совсем?».

И это говорят важные взрослые люди.

Очень осторожно один преподаватель политологии подал свой голос: «Но ведь без уважения к власти власть невозможна».

Ему седые и мудрые тут же возразили: «Причем тут уважение. Ты посмотри. Они ведь его не просто уважают. Они его любят. Они плачут глядя на него».

Преподаватель политологии снова так осторожно: «Но ведь он ничего не меняет. Он повышает тарифы. Он продолжает войну. Он против народа, хоть и говорит, что за».

Один совсем седой и совсем мудрый профессор, чмокнув громко старыми губами, покачал своей наполовину лысой седой головой и ответил на это молодому коллеге политологу: «Юны Вы еще совсем, коллега! Материальное у Вас в голове. А на Украине живут люди духовные. Им Ваши меркантильные интересы чужды. Они живут и будут жить любовью к своему новому президенту. И даже если он что-то там не сделает, и если его сотоварищи по борьбе возьмут себе чуть больше, а народу оставят чуть меньше, так народ простит это своему президенту! Вот ведь истина! Вот ведь народ. Не хлебом, так сказать, единым жив народ Украины, а всяким словом, исходящим из уст своего президента».

Сказав это, блеснув знанием Священного Письма, старый профессор открыл очередную бутылку коньяка, бросил на дольку лимона ложку красной икры и предложил тост за украинский народ, и за меня, как за его представителя.

Я тоже выпил, и икру с лимоном съел. Чуть не подавился. Коньяк не туда пошел.

Василий Волга