Украина боится ратификации Римского cтатута Гаагского трибунала

На фоне сегодняшней эйфории Киева по поводу решения Международного трибунала связанного с Керченским инцидентом, в котором Россия признана агрессором в Чёрном море и обязана отпустить задержанных моряков на родину, мало кто интересовался, но я, открою секрет Полишинеля: в исковом обращении Украины к России в Международный трибунал отсутствует знаковое слово — военнопленные.

Да-да, военнопленные морячки — это для внутреннего информационного потребления и накала эмоций со страстями. Для трибунала сюжет акварельными мазками: вышли из Одессы ребятишки поудить Черноморской кефали и огромным желанием поделиться рыбкой с тётей в Мариуполе, за одно и проведать, но злые россияне взяли на абордаж и в застенок.

Многие делают круглые глаза от удивления слыша, как-будто им открыл Америку, что Украина боится ратификации Римского cтатута Международного уголовного суда (МУС), который в народе чаще называют «Гаагским трибуналом». Того самого о котором талдычат и мечтают видеть там Путина. До сих пор не ратифицируют и в дальнейшем на это не пойдут. Не хотят, несмотря на то, что обязаны это сделать по Соглашению об ассоциации с Европейским Союзом. Соглашение давно подписано и уже вступило в силу, а свое «домашнее задание» и обещание перед ЕС  Украина так и не выполнила.

Международный уголовный суд рассматривает дела о военных преступлениях, а это — массовые и системные убийства, пытки, взятие заложников, незаконная депортация, внесудебные казни, изнасилования, грабежи, уничтожение или «отжим» имущества, использование людей как «живых щитов», целенаправленные нападения на мирное население и на гражданские объекты, которые не являются военными целями, и тому подобное. Причем речь не идет об отдельных преступлениях из этого перечня, а только о случаях, что эти преступления «систематические и широкомасштабные», когда они являются «частью плана или политики».

Вся АТО, переродившаяся недавно в ООС скроена из вышеперечисленного как кружево. Все выше перечисленные преступления и есть АТО и ООС и никак иначе. Поэтому, ещё в 2016 году, на тот момент заместитель главы администрации президента, секретарь Конституционной комиссии Алексей Филатов, публично признал, что Киев боится ратификации из-за своих военных. Но, они уверенно заявляют до сего дня, что Путин обязательно должен быть в Гааге.

Вчера, например, была пятилетняя трагическая дата одной из многих Донбасских семей. Пять лет назад погибла Сербиненко Елизавета и ее отец Сербиненко Алексей. Семья была расстреляна в автомобиле украинскими военнослужащими в районе с. Мариновка Шахтерский район при попытке выехать в Российскую Федерацию. Сколько таких пятилетних дат в каждой Донбасской семье — многие тысячи.

Дмитрий Жук