Порошенко сделал всё, чтобы больше не стать президентом

Вместо прибыли инцидент у керченского моста принес Петру Порошенко одни убытки. Эскалации напряженности между Западом и Россией не случилось, а введение военного положения на части территории Украины не поднимет, а, наоборот, опустит и без того низкий рейтинг действующего президента. Фактически Порошенко лишил себя последних шансов на переизбрание.

После задержания украинских судов у керченского моста Петр Порошенко посчитал, что вытянул счастливый билет. В голове у Порошенко тут же родился гениальный план использования сложившейся ситуации – так, чтобы убить сразу двух зайцев. Внутриполитического и международного. Но, как показали события последующих трех дней, эффект получился прямо противоположный ожидаемому.

Для начала,

не сработал внутриукраинский сценарий, который заключался в наращивании рейтинга Порошенко перед предстоящими через четыре месяца президентскими выборами.

Вопреки распространившимся слухам о том, что Порошенко собирался с помощью введения военного положения отложить или даже отменить выборы, таких планов у него не было – он просто хотел закрепить за собой репутацию главного защитника Украины от «российской агрессии». Тем самым он рассчитывал повысить свой не достигающий и 10 процентов рейтинг.

Но даже ввести военное положение (ВП) нормальным образом – чтобы не подставиться перед всеми своими политическими противниками – он не смог. Два месяца, на которые он хотел ввести ВП, накладывались на начало предвыборной кампании – и первоначальный вариант президентского указа дал его противникам повод обвинить Порошенко в желании отменить выборы и попытке узурпации власти. В результате ВП пришлось вводить на месяц, и не на всей территории страны, а лишь в Новороссии.

Отчетливо заметно, каким количеством нелестных эпитетов все это сопровождалось в украинском парламенте и прессе. Несложно предположить, что в результате рейтинг Порошенко не то что не вырастет, а скорее упадет. Как минимум в тех областях, где введено военное положение.

То есть во внутриполитическом плане история в Керченском проливе и последующее введение ВП сыграли против Порошенко.

Можно было бы сказать, что они поставили крест на его шансах на переизбрание 31 марта 2019 года – если бы этих шансов не было и до «азовского похода».

Но если попытку заработать внутриполитические очки на керченской истории можно считать экспромтом Порошенко, то на внешнеполитические дивиденды он делал серьезную и, как ему казалось, беспроигрышную ставку. США и Евросоюз должны были безоговорочно поддержать Киев, осудить Москву, а в идеале еще и ввести против России новые санкции.

То есть Порошенко не просто напомнил бы Западу о необходимости поддерживать Украину и его лично, естественно, за счет обострения отношений Запада с Россией, но и продемонстрировал бы украинским избирателям свое влияние на США и Европу. И, соответственно, то, как сильно его поддерживает Запад. А значит, если украинцы хотят и дальше «евроинтегрироваться», то им нужно проголосовать 31 марта именно за Петра Алексеевича.

Ничего из этого не получилось. Запад, хотя и высказал дежурное недовольство Москвой, все же в этот раз призывал обе стороны к осмотрительности и спокойствию. Трамп заявил, что ему «не нравится происходящее с любой стороны», а потом даже задался вопросом, предупреждали ли украинские корабли русских о своем проходе. То, что для отмены встречи с Путиным Трамп в итоге выбрал украинский повод не может утешить Порошенко — все понимают, что дело во внутриполитических обстоятельствах президента США и в его игре на поле американо-российских отношений, а не в защите интересов Порошенко.

Европа также заняла осторожную позицию. Хотя в ряде СМИ и звучали призывы «наказать Россию», гораздо чаще встречались рассуждения о том, что Европа не должна позволить втянуть себя в войну. Поднятый было вопрос о новых санкциях был в итоге замят. Меркель поговорила с Путиным об инциденте у керченского моста по телефону и пообещала поднять эту тему и на встрече с президентом России в Аргентине. Добавив при этом: «тем не менее у нас есть просьба к украинской стороне сохранять умный подход». Канцлер не расшифровала, что она понимает под термином «умный», но несложно догадаться, что она посоветовала Киеву не провоцировать Россию.

То есть Порошенко не получил той поддержки, на которую рассчитывал. А отсутствие такой поддержки будет истолковано на Украине как лишнее подтверждение того, что Запад не делает ставки персонально на нынешнего украинского президента.

Нынешняя позиция Запада по событиям 25 ноября, впрочем, неудивительна. Там нет никакого желания обострять из-за Украины и так тяжелые отношения с Россией. Напротив, на Западе пытаются придумать какой-то вариант снятия напряженности в контактах с Москвой при одновременном сохранении в своей орбите Киева. Личность Порошенко не играет тут никакой роли – и в Вашингтоне, и в Берлине прекрасно знают о его непопулярности на Украине и не горят желанием помогать ему с переизбранием.

Тем более Западу не нужен Порошенко, побеждающий ценой масштабнейших фальсификаций. И не потому, что американцам и европейцам так важна чистота выборов, а потому, что нарисованная победа Порошенко почти гарантированно приведет к новому майдану, то есть к беспорядкам и угрозе переворота на Украине. Запад устроит как Тимошенко, так и любой другой кандидат, гарантирующий сохранение курса на евроинтеграцию – так что «вписываться» за Порошенко ни Трамп, ни Меркель не будут.

Тем более что сам факт смены украинского президента Запад попытается выгодно «продать» Владимиру Путину. Мол, вот видишь, ты с ним не общался, не уважал, так мы за него не цеплялись, теперь в Киеве новый президент, почему бы вам не попробовать начать диалог?

Конечно, теоретически остается шанс на то, что Порошенко сумеет каким-то невероятным образом так разыграть предвыборный расклад, чтобы пролезть во второй тур. А потом – и победить. Но даже в случае такого фантастического варианта ничего хорошего Порошенко это не сулит. На следующий день после такой «победы» начнется майдан, который все равно лишит его власти.

Скорее всего, Порошенко это понимает – но все равно до 31 марта мы увидим еще не одну его «хитрую комбинацию». Настолько же хитрую, насколько и провальную – как та, которой бесславно закончился «азовский поход».

Петр Акопов, ВЗГЛЯД