Юрий Селиванов: Кто опасней дурака?

Таких позорных адмиралов, как нынешний командующий украинским флотом,  Черное море еще не видело

Не стану тупо прикалываться, как это сейчас делают многие,  над нынешним командующим «ВМС Украины» Игорем Воронченко только потому,  что  по жизни он танкист.  Может он, сидя в танке, всю жизнь мечтал бороздить океаны и внутренне к этому готовился. Всяко бывает.

Тем более, что в свете последних событий это просто лишнее. Потому что оный Воронченко и без того проявил себя, что называется, в полный рост.

Понятно, что не он лично принимал решение об этом идиотском прорыве в Азовское море  силами двух мелко плавающих броневичков, усиленных рахитичным буксиром.

Но все-таки – он же там типа командующий украинским флотом! И даже будучи танкистом,  не мог не понимать, чем это закончится.

Фактически,   именно данный персонаж  несет всю полноту должностной  ответственности за этот кошмарно организованный рейд.

Это он воспитал такой личный состав, который без единого выстрела, вопреки боевому приказу, поголовно  сдается противнику после первых же выстрелов.

Это он отправил в открытое море фактически обшитые железом речные баркасы, которые даже при легком волнении моря могли утонуть. Как командующий флотом, он обязан был знать такие азбучные истины и понимать, что уже только этим совершает должностное преступление.

А если его принуждали вышестоящие сухопутные авантюристы, то он, как честный человек и офицер, обязан был  отказаться  выполнить заведомо преступный приказ и подать в отставку.

Но не подал. А вместо этого отправил своих починенных в  поход, наверняка отдавая себе отчет в том, что их ожидает. А ожидало их одно из трех – либо утопление штормовыми волнами, либо утопление противником при попытке прорыва, либо сдача в плен.

Моряки, посланные фактически, на убой, прекрасно это понимали. И потому не удивительно, что не стали ложиться костьми за собственных губителей.

Но еще раз повторю. Воронченко не мог не понимать, что именно так всё и кончится. И обязан был доложить своему киевскому «главковерху», чтоЮ при таком соотношении сил, никаких шансов на прорыв нет. И  даже на героический бой в стиле «Варяга». А будет только позорное конвоирование в порт города Керчь.

Но не доложил. Потому что, видать, собственная руководящая задница ему куда дороже государственных интересов, пусть даже таких извращенных, как нынешние украинские. То есть повел себя как бездумный, тупой исполнитель, не имеющий ни своего  мнения, ни чувства собственного достоинства.

В сущности, он подставил и  киевских начальников, которые наверняка ждали от него хорошо поставленной античной трагедии с пылающими в ночи кораблями и  героически тонущими под огнем врага украинскими моряками. А получили  бездарную постановку убогого  драмкружка, с   финальным изгнанием доморощенных «артистов» со сцены под свист  возмущенной публики.

После всего, что случилось, этому водоплавающему танкисту уже точно следовало написать давно назревший рапорт о своей отставке. Или на самый худой конец просто заткнуться и спрятаться в самый темный угол, чтобы о нем хотя бы на время забыли.

Но куда там! Этот общипанный павлин не нашел ничего лучшего, как именно в этот момент привлечь к себе всеобщее внимание! И стал задвигать такие тексты, что даже у видавшей виды украинской прессы наверняка закрались сомнения – а он вообще в своем уме? Вот, например:

«…мы должны были показать – все-таки не закрывать свое лицо – показать свое лицо в Керченском проливе и Азовском море, и показать, на что способны эти катера»

Действительно показал лицо! Ничего не скажешь! Теперь даже ребенку понятно, что никакого украинского флота в природе не существует, а его, якобы, боевые единицы, способны только оперативно сдаваться в плен.

Далее этот горе-флотоводец объявил, что в его ближайших планах освободить задержанные российскими пограничниками корабли. Не скрою, очень хотелось бы посмотреть – как у него это получится. Особенно с учетом того, что весь его нынешний самоходный укрофлот состоит из четырех точно таких же бесполезных посудин, как те, что томятся под арестом в Керчи.

Думаю, что в следующий раз, при встрече с такой «непобедимой армадой», российский флот, чтобы  не слишком  ронять свой престиж, ограничится при их ловле  обычными бреднями или сачками, с которыми рыбаки  выходят раков.

Если же он имел в виду, что арестованные суда Россия отдаст добровольно, то не очень понятно, на чем основан такой оптимизм? Во всяком случае, при  наличии во главе ВМСУ такого безответственного  военачальника, а в Киеве настолько безбашенного «президента», я, на месте российской стороны, не стал бы с этим особенно торопиться.

Таким образом,  этот «генерал-адмирал», только что бездарно профукавший треть своего наличного флота, продолжает, как ни в чем не бывало, нести ахинею, которую не повесить ни на одни гвоздик!

Но мало того. Явно находясь «в волненьи жутком», он вдруг устремил свой пламенный взор прямо на берег турецкий! Который ему понадобился всего-навсего для того, чтобы перекрыть пролив Босфор для российских кораблей!

  «В связи с этим и нормами Конвенции Монтре (а именно 19-й пункт) будем пытаться просить закрытия пролива Босфор в Турецкой Республике, чтобы россияне знали, как нарушать нормы международного права»

«Пытаться просить» — это он хорошо сформулировал! Потому что в глубине души наверняка понимает, что даже в городе  Киеве, богатом нынче на разного типа душевнобольных, на такого явно одержимого  «знатока морских конвенций», могут посмотреть как на конченого психа. Про Турцию и ее президента, уже не говорю. Если Украина действительно будет «пытаться просить» его о чем-то подобном, то  ответ не заставит себе ждать. Как по-турецки будет «послать на три буквы»?

Вот такое «чудо в перьях» стоит сейчас у руля военно-морских сил Украины. Стоит ли после этого удивляться, что эти самые силы, в основной массе, намертво приросли к причалам. А то немногое, что еще способно  держаться на воде, при первой же возможности плывет прямиком  в плен.

Сталин в свое время говорил: «Кадры решают всё!». Те «кадры», которые ныне стоят у руля Украины, с этой задачей, похоже, уже справились. В том смысле, что после них решать уже будет нечего. При наличии отсутствия самой  Украины.

Юрий Селиванов, специально для News Front