Юрий Селиванов: Ещё плодоносить способно чрево…

Западная эгоистическая антиобщественная модель перманентно чревата нацистской диктатурой, на стадии очередного возвращения к которой она сегодня находится

Суд Финляндии приговорил к 22 месяцам тюрьмы основателя сайта MV-Lehti Илью Яницкина, которого в этой стране называют «прокремлевским троллем» и распространителем российской пропаганды. Обвинение, выдвинутое против него, настолько расплывчатое, что под него, при желании, можно подверстать всё, что угодно – диффамация (оглашение в СМИ порочащих кого-либо сведений), оскорбления в отношении этнической группы, нарушение авторских прав и так далее. Одновременно суд приговорил к году условно и к выплате колоссального штрафа в 136 тысяч евро на двоих с Яницким, финна Йохена Бекмана – местного антифашиста, которого я знаю лично, как сторонника республик Донбасса. И чья «вина» заключается в том, что он не готов считать вершиной демократии неонацистский государственный переворот на Украине.

Подобные огульные обвинения, фабрикуемые по юридически ущербному принципу «за все хорошее против всего плохого» характерны, прежде всего, для тоталитарных режимов, которым нет особой нужды доказывать свою правоту, потому что у них и так «все схвачено».

Тем временем, преследование инакомыслящих со стороны властей принимает на Западе все больший масштаб и становится повседневной нормой. И тот факт, что это тоталитарное поветрие затронуло даже Финляндию, страну, которая традиционно придерживается умеренных взглядов, говорит о том, как далеко зашел этот процесс в бывшем «оплоте мировой демократии».

Для нас, бывших советских людей, переживших крах собственной страны и тотальный отказ от её якобы «ущербных» идеалов в пользу западной «свободы и демократии», то, что происходит сегодня на самом Западе, где любое инакомыслие все чаще становится поводом для полицейских преследований, может показаться странным и удивительным.

Но так ли это на самом деле? И насколько в действительности сам Запад обладает иммунитетом к тоталитаризму и идеологической диктатуре одной «единственно правильной» точки зрения? Вопрос далеко не праздный, верный ответ на который позволит нам лучше понять — с чем и с кем мы на самом деле имеем дело сегодня.

Оказывается, если копнуть глубже, в истории того же Запада можно обнаружить на этот счет много чего интересного. И на основе неопровержимых исторических свидетельств, прийти к выводу, что предрасположенность Запада к тоталитаризму и политической диктатуре отнюдь не только новость последнего времени.

Так, например, накануне второй мировой войны, западная и в частности, американская пресса очень неоднозначно освещала жизнь нацистского Третьего рейха. Типичным в этом отношении является американский пропагандистский фильм «Нацистская Германия: взгляд изнутри», выпущенный на экраны в 1938 году. То есть уже тогда, когда гитлеровский режим проявил себя во всей «красе» как внутри страны, где были отправлены в концлагеря практически все его политические противники, так и на международной арене – как поджигатель новой европейской войны.

В этом американском фильме тоже упоминается о преследованиях евреев и связанных с этим «ужасах», типа обязательного ношения желтых опознавательных знаков или запрета для лиц этой национальности посещать некоторые общественные места.

Тем не менее, львиная доля этого якобы антинацистского фильма, который показывали тогда во всех кинотеатрах США, вместо киножурнала перед голливудским боевиком, фактически посвящена пропаганде социальных достижений гитлеровского режима! Что вряд ли могло вызвать негативную реакцию у измученного недавней «великой депрессией» и бесконечной гонкой на выживание, американского населения.

Пытаюсь представить себя на месте американского зрителя того времени, которому показывали такое якобы антинацистское кино. И решительно не могу понять, как ему могло не понравиться полное отсутствие безработицы в Германии, борьба государства со спекулянтами, материальный достаток в каждой немецкой семье, государственные программы массового отдыха для трудящихся и так далее и тому подобное.

На таком фоне даже дежурные упоминания о преследованиях инакомыслящих и о пропаганде величия Третьего рейха воспринимаются как вполне естественное приложение к весьма успешной социальной политике Гитлера.

Но мало того, апофеозом этого американского фильма является демонстрация, причем весьма внушительная, популярности нацистских идей в самих США! Нарядные, холеные, с иголочки одетые члены местных нацистских организаций, орущие «Зиг хайль!» под сенью американского флага, марширующие колонны штурмовиков, практически неотличимых от гитлеровского оригинала, в общем, всё выглядит мощно, помпезно и явно не на последние трудовые деньги из собственного кармана. И хотя в фильме делается ритуальная отсылка к тому, что это все проделки немецкой агентуры, не очень понятно — зачем было показывать всей Америке, как вольготно живется в этой стране нацистам?

Думаю, однако, что все это – и успехи Третьего рейха и парадные марши американских наци, было собрано в одном фильме совсем не случайно.

А потому, что тогда в 1938 году, американская правящая элита еще не знала наверняка, как будут развиваться последующие мировые события. И на всякий случай не спешила складывать все яйца в одну корзину. Западному зоологическому индивидуализму, стихии частной собственности и выросшим на этой почве сильным мира того, были одинаково чужды «тоталитарные проекты» любых видов. Будь то нацистский, с его раем для одной нации, или советский, с его диктатурой мирового пролетариата. И то и другое для американских буржуев, по большому счету, было весьма дискомфортно. Но исторический факт заключается в том, что указанные проекты тогда были на максимальном подъеме, а благоприятным фоном для этого служил именно глубокий кризис традиционного западного капитализма.

Поэтому западная, в основном англосаксонская, элита, в то время, преследовала двоякую цель. Во-первых, она делала всё для того, чтобы столкнуть и взаимно уничтожить два альтернативных и опасных для нее социальных проекта – германский и советский.

Но с другой стороны, считаясь с возможной неудачей этого замысла, Запад готовил и запасной вариант. В рамках которого он сам должен был попытаться возглавить процесс, который был не в силах остановить. То есть, иначе говоря, западные капиталисты готовились сами оседлать восходящий в то время коллективистский тренд и использовать свойственные ему социальные технологии для выхода из перманентного кризиса, чреватого низовой социальной революцией и для закрепления своей собственной власти. Но этот раз – в её наиболее тираническом, диктаторском варианте.

В этом смысле к традиционной марксистской формулировке о нацизме, как крайней форме диктатуры крупной олигархической буржуазии, мне решительно нечего добавить. Когда буржуям становится туго, они всегда вспоминают о диктатуре. И, конечно же, не о диктатуре пролетариата, которая для них смерти подобна, но только о нацистском проекте, в рамках которого они, даже при некоторых неудобствах, имеют все шансы остаться господами положения. Ведь в 1938 году они уже прекрасно знали, что их немецкие «братья по классу» — все эти Круппы, Тиссены и Флики, не только не пострадали от прихода к власти нацистов, но и сделали на этом приличные деньги.

Поэтому не приходится сомневаться, что запасной нацистский вариант для Америки был уже под парами. И мог быть запущен в любой момент, когда в этом, по мнению власть имущих, возникла бы необходимость.

Именно для этого и были нужны такие на первый взгляд странные фильмы, как тот, о котором мы рассказали выше. Где откровенная реклама достижений нацистского рейха видна буквально в каждом кадре, а под конец с явным намеком на желательность подобных перемен и в США, по экрану бодро маршируют колонны весьма упитанных и цветущих американских нацистов. Население США такими «пророческими» фильмами кормили явно неспроста. И если бы план «А» не сработал, мы бы наверняка увидели реализацию американского плана «Б», в виде местного аналога нацистской диктатуры под эгидой Рокфеллеров, Морганов и Дюпонов.

В этом смысле, Запад как был, так и остался перманентно чреватым тоталитаризмом, вплоть до его самой крайней, гитлеровской ипостаси. Просто потому, что для правящих там супербогатеев — это естественная и единственная форма сохранения своей власти, сфер влияния и капиталов в кризисной обстановке и в трудные для них времена.

Именно такие времена для западного экстремально индивидуалистического проекта вновь наступают сегодня. И именно поэтому он вновь обращается к тем бескомпромиссным формам удержания своей власти, которые характерны для самых жестких, тоталитарных проектов прошлого. Таких, как нацистский. Для которого присуще силовое подавление всяческого инакомыслия с переходом к открытому террору в отношении любых оппонентов этой, порождающей перманентный кризис и массовое недовольство, социально-экономической системы. То есть именно то, что мы наблюдаем сегодня во все возрастающих масштабах на огромных пространствах контролируемых Западом территорий нашей планеты – от США до Финляндии и от Константинополя до Киева. Знамена демократии и прав человека, которые и раньше выполняли там, в основном, декоративную функцию, сегодня окончательно свернуты за их ненадобностью и даже вредностью. И единственный формат, относительно пригодный для его выживания, становится все более трудноотличимым от классического третьего рейха Адольфа Гитлера.

Юрий Селиванов, специально для RealNewsLand
Юрий Селиванов