От либерала до нациста: стандартный путь украинских «борцов за свободу»

Шокирующие откровения бывшей вице-губернаторши Одесской области Зои Казанжи о том, как здорово было бы сжечь жителей Донецка и Луганска по примеру того, как сжигали одесситов 2 мая 2014 г., уже многими цитировались и обсуждались

Для меня ее заявления показательны в первую очередь потому, что я знаю эту даму уже лет двадцать, причем помню ее еще записной либералкой, европейкой, сторонницей как бы демократических преобразований, с придыханием в голосе рассказывавшей по западным шаблонам о «свободе слова» и медиастандартах. Я немало видел таких трансформаций, очень поучительных для современных жителей России. На этом и подобных этому примерах следует понимать, во что неминуемо превратятся нынешние российские либералы, если снова дорвутся до власти.

Сейчас и сама Казанжи, похоже, уже забыла, что в свое время она фактически выступала лицом «антимайдана». Да-да, в 2004 г. эта дама была пресс-секретарем Центризбиркома Украины — того самого, который провозгласил победу Виктора Януковича. И если бы тогда законный победитель выборов не сдался и призвал бы своих сторонников, приехавших в Киев, отстаивать победу до конца, не исключено, что «носители европейских ценностей» пошли бы сжигать ее, Зою Казанжи, вместе со всем Центризбиркомом.

Но ее такое допущение, похоже, шокирует (ох этот старый украинский принцип «А мэнэ за що?»). Когда на днях я сделал подобное предположение в эфире российского телевидения, Казанжи написала мне в гневе (цитирую дословно): «Какое я лицо Антимайдана в 2004 году? Я в 2004 все делала, чтобы вы скорее сдохли)))».

Вы понимаете, да? Оказывается, пресс-секретарь киваловского ЦИКа в 2004 г. усиленно работала над задачей скорейшей погибели неких «нас». Нет, понятное дело, пройдет еще десятилетие — и эта же дама будет с такими же смайликами рассказывать, как она работала на власть победителей Майдана-2014 с тем, чтобы они все «скорее сдохли». Таким не впервой переобуваться даже задним числом.

Теперь она, некогда бравировавшая своим демократизмом, гордо восседает под портретом Степана Бандеры (лидер и организатор националистического движения на Западной Украине. — Прим. ФАН) и называет его уважительно «моим любимым Степаном Андреевичем». Скажи в начале нулевых этой либералке о том, что для нее Бандера станет кумиром, — уверен, набросилась бы с кулаками.

Нет, она и теперь как бы переживает за «свободу слова». Но для избранных. Так, она участвует в акциях «Нас убивают», переживая о нападениях на неких «активистов». Переживает за радикалку Екатерину Гандзюк: мол, у нее 40% ожогов кожи — да, такое сострадание, оказывается, можно совместить с радостью по поводу сожжения своих земляков 2 мая 2014 года и пожеланием такой же судьбы дончанам. И в то же время она оправдывает праворадикала Сергея Стерненко, зарезавшего человека, и возмущается тем, что «черноротую падлюку Лену Бондаренко» защищают от нападений. Правда же, европейское либеральное мышление так и прет, так и прет?

Да, тем и заканчивается наш доморощенный либерализм. Как только те люди, которые громче всех кричат о «свободе слова», с вожделением цитируют слова Вольтера (Франсуа Мари-Аруэ Вольтер, французский философ-просветитель, сатирик, писатель, поэт. — Прим. ФАН) о том, что он умрет за «ваше право это слово высказать», побеждают оппонентов, они тут же теряют человеческое лицо.

Я вспоминаю в связи с этим еще одного записного либерала, интеллигента и демократа из той же эпохи моего общения с Казанжи. Довольно известный издатель Леонид Цодиков, помнится, был эталоном либерализма и борьбы как бы за «свободу слова». Как он клеймил власть за «пролитую кровь» Татьяны Черновил, еще одной активистки Евромайдана (помните, когда ей разбили нос из-за того, что она подрезала кого-то на дороге). Но случилось 2 мая 2014 года — и тот самый Цодиков написал (сохраняю стиль и пунктуацию оригинала): «Это возможно многим покажется жестоким, циничным, каким угодно, но да, это инициация. Только так рождается страна. И нет ни одного другого примера в истории. За Одессу теперь можно не переживать».

И все, и куда-то в одночасье улетучился весь либерализм, все эти причитания о пролитой «слезинке ребенка». Оказывается, они работают лишь при режиме, в котором тот самый либерал вынужден занимать оппозиционное положение. Но если к власти приходят «правильные» люди, вот тут можно и сжигать, и убивать, не только закрывая глаза на эти убийства, но и прямо призывая к ним.

Или еще один показательный пример. Последнее время в эфирах российских ток-шоу появился очередной «коверный» с Украины Павел Жовниренко — еще один человек из моего прошлого, причем из очень далекого прошлого. Было это еще в конце 1980-х, в разгар перестройки и начала развала СССР. Жовниренко был из когорты самой демократической прослойки Донецка — технической интеллигенции. Тогда столица Донбасса была просто-таки напичкана различными НИИ. Они и являлись основным рассадником тогдашних «либералов» и «демократов», постоянно проводивших митинги «против режима». Как только «режим» пал и Союз развалился, первыми жертвами этого развала, разумеется, стали те самые НИИ, практически сразу закрытые и заброшенные.

Но я вспоминаю, как гневно все эти жовниренки шарахались от слова «национализм», чуть ли на дуэль не вызывали, если им в глаза говорили, чем закончатся все их призывы к «незалежности». А как они осуждали Бандеру и бандеровцев! Как они клялись в своем интернационализме! Теперь Жовниренко, выпучив глаза, кричит в российских студиях: «Бандера — наш герой!» и «Слава Украине!» И где тот проевропейский демократ Жовниренко, которого я видел 30 лет назад? Все, теперь уже не надо рядиться в тогу либерала.

Я таких примеров могу привести еще множество. И считаю, что нужно почаще их приводить как назидание потомкам. А то ведь действительно сейчас растет поколение, уже не видевшее ужаса 90-х, не бывшее свидетелем трансформации российских демократов в людей, кричащих «Ату их!» во время обстрелов собственного парламента.

Новое поколение ведь видит только тех, кто воздыхает о «свободе слова», шепчет в эфирах слова Вольтера и рассказывает о грядущих прелестях их демократической власти. Это те самые люди, которые затем даже не содрогнутся от сожжения людей заживо и, по словам писателя Федора Достоевского, будут «выкидывать такие либерализмы, что и самому страшному деспотизму и насилию не придумать».

Владимир Корнилов, РИА ФАН