Постыдные страницы истории: в Литве достали скелеты из шкафов

Рута Ванагайте, чья профессиональная и общественная деятельность вызывает возмущение в Литве, в октябре в очередной раз безжалостно напомнила об активном участии ее земляков в Холокосте Рута Ванагайте

На своей страничке в Facebook писательница опять рассказала правду о тех, кого на ее родине принято считать героями, — о пособниках нацистов и ярых антисемитах Йонасе Норейке, Юозасе Крикштапонисе и Казисе Шкирпе.

Все трое участвовали в уничтожении евреев. Все трое так или иначе увековечены в памяти граждан Литвы: мемориальная табличка Йонасу Норейке висит на стене Библиотеки Академии наук, памятник «партизану» Юозасу Крикштапонису установлен в Укмерге, аллея Шкирпы находится возле горы Гедиминаса в центре Вильнюса.

Понятно, почему в Литве не любят Ванагайте, — государствам неприятно, когда кто-то гремит скелетами в их шкафах. А ведь они есть у всех.

Пожалуй, только Россия официально призналась в совершенных преступлениях — на XX съезде КПСС руководство тогдашнего СССР публично рассказало о сталинских репрессиях. И то событие до сих пор вызывает острую общественную дискуссию. Стоило ли показывать «грязное белье», если мир воспринял доклад не как пример покаяния и очищения, а лишь использовал и использует как козырь в информационной войне?

Французский историк Марк Ферро отвечает на этот вопрос в книге «Как рассказывают историю детям в разных странах мира». Везде — и в Европе, и в Африке, и в Азии, и в Америке — в школах пытаются воспитать гордость за державу. Опуская факты или давая им иную трактовку, подчеркивая положительные стороны национальных героев, а не их пороки. Разумеется, в университетах, где предмет изучается более глубоко, все встает на свои места. Да и в библиотеках или интернете пытливые умы всегда могут отыскать труды ученых.

Однако в случае с Литвой формула «детям — пропаганда, взрослым — правда» не работает. Рута Ванагайте рассказывала, что местные историки встречались с нею тайно, но так и не назвала имен своих помощников — слишком опасно. И в Вильнюсском университете не посвящают студентов в государственные секреты, одним из которых является активное участие их дедов и прадедов в Холокосте во время Второй мировой войны. Как не говорят и о том, почему в домах многих литовцев вдруг, ни с того ни с сего, появилась антикварная мебель…

Разумеется, Литва не единственная страна, тщательно оберегающая свое прошлое от глаз правдоискателей.

Кинорежиссер Владимир Меньшов в свое время предложил России поучиться у европейцев, которых россиянам всегда ставят в пример как образец достоинства и чести: «Немца, например, вы на разговор о войне не вытащите, там почти у каждого в шкафу припрятан скелет дедушки, воевавшего на Восточном фронте. А попробуйте затронуть позорное поведение французов во время Второй мировой. Насколько я знаю, там были режиссеры, которые пытались сделать кино о коллаборационизме, за что подвергались жесточайшему остракизму. Во Франции принято говорить лишь о Сопротивлении, которое даже де Голль признавал всего лишь удачным пропагандистским мифом… Попробуйте побеседовать с англичанами о том, как они подло тянули с открытием второго фронта, ждали, пока СССР и немцы измотают друг друга. Попытайтесь поговорить с румынами и венграми, которые воевали на стороне фашистов, с чехами, которые делали на своих заводах два из трех танков немецкой армии… Все они умело замалчивают постыдные страницы своей истории и никому не позволят поднимать эти темы».

Немецкие учебники, осуждая нацизм и его преступления, тем не менее указывают число пропавших в конце войны беженцев и горожан, погибших во время бомбардировок немецких населенных пунктов американской и английской авиацией. Но американским школьникам не рассказывают о геноциде индейцев и не показывают фотографии разрушенной Хиросимы. Итальянские учителя внушают детям, что именно в Италии, как ни в какой другой стране, евреи во время войны чувствовали себя особенно защищенными.

Не все поляки в курсе, что их национальный герой Юзеф Пилсудский организовывал концлагеря для несогласных. Не любит вспоминать Варшава о договоре с фашистской Германией 1934 года, как и о том, что в предвоенное время Берлин считался самым близким ее союзником. Не обсуждается в обществе победоносное нападение на мирную Чехословакию вместе с немцами и венграми в 1938 году, после которого Польшу с легкой руки Уинстона Черчилля стали называть «гиеной Европы».

Первого сентября 1939 года эта страна, мнившая себя новой сверхдержавой, равной по силе и влиянию странам Западной Европы, испытала горечь унижения — оказывается, равной себе ее не считает никто, даже ближайший союзник Германия. Но спустя десятилетия Польша привыкла к своей роли жертвы Второй мировой войны.

Конечно, об этом не пишут в польских школьных учебниках — здесь обсуждают и осуждают только пакт Молотова — Риббентропа, юные поляки не подозревают о действовавшем к тому времени целых пять лет пакте Гитлера — Пилсудского. И о подлом нападении на Чехословакию вместе с немецкими союзниками в учебниках тоже умалчивают.

Рута Ванагайте подвергается осуждению в Литве, потому что нарушила негласное правило: западнее линии Керзона живут сплошь благородные и честные люди, в истории которых нет ни одного темного пятна. А если и было что-то плохое, то те давние события связаны исключительно с Россией.

Идиллия разрушилась: оказывается, у литовцев есть скелеты в антикварных шкафах, доставшихся им от тысяч убитых евреев — о которых так не хочется вспоминать.

Уверяю вас, есть они и в шкафах латышей, эстонцев, французов, поляков, англичан, венгров, бельгийцев, голландцев. Просто среди них пока не нашлось своей Руты Ванагайте, которая публично рассказала бы правду — какой бы страшной она ни была.

Павел Шипилин, Sputnik