Тёмная ночь, или Как в США только «Пулитцер» свистит по степи

В прошлый раз сплетни о связях Трампа с Кремлем выиграли в этом конкурсе в номинации «Международная журналистика». Теперь их отметили лишь как лучшие «Внутриполитические новости». Если так пойдет, то в следующий раз будут «Провинциальные слухи»

Ничто не ново под луной. То, что есть, уже было. И, видимо, то, что будет, уже есть. В США, как они до сих пор ее называют, «престижную» в журналистике Пулитцеровскую премию, как и год назад, вручили за материалы о «вмешательстве России» в их президентские выборы. Иначе говоря, за то, чего нет. А награда за это есть. Значит, есть и то, чего нет, вероятно, должна решить целевая аудитория. Приз опять достался The New York Times. Только на этот раз еще и в компании с The Washington Post. Что, в принципе, логично: каковы у них сейчас «таймс», таков у них и «пост».

А то, что два снаряда в одну воронку, так и это – не предел. Для того ее и вырыли. Каждое из изданий с февраля по декабрь послало в набор по 10 призовых статей про «кремлевский след». Он становятся в Штатах вечной медийной ценностью. Во всяком случае, пока работает Трамп. Ну, или Мюллер по Трампу. Хотя понятно, когда Роналду из года в год признается лучшим за одни и те же голы. Они, как минимум, радуют глаз и меняют счет. Тут же каждым новым пасквилем они лишь забивают в собственные ворота и признают, что счет не в их пользу. А вместо табло указывают на Белый дом. Причем, в отличие от прошлого сезона, конкретно.

Тогда жюри «Пулитцера» в мотивировочной части написало, что поощряет «за материалы про усилия Владимира Путина по распространению российского влияния за рубежом». То есть, обвинив чужого президента, по отношению к своему все-таки были обтекаемыми. А теперь, надо полагать, стекло. В смысле, прозрачно, аж стыдно. За «подтвержденное источниками беспрестанное освещение, которое способствовало пониманию российского вмешательства в президентские выборы, связей с предвыборной кампанией Трампа, его переходной командой и, в конечном счете, его администрацией».

Люди, оценивающие журналистику, могли бы объясняться и лаконичней. Тем паче, что из всего этого словесного нагромождения бесспорен только тезис про «беспрестанное освещение». Но для него можно было подобрать и более подходящую номинацию. А если ничего из того, что есть, не подходит, то учредить. Самое нейтральное, например – «За верность теме». Два года тянуть – это же никакой бубль-гум не сравнится. Если есть желание найти «шапку» по Сеньке, то тогда этот приз можно вручать под маркой «Не мытьем, так катаньем». Или «Не докажем, так замажем».

Как более краткий вариант: «Фейк, да и только». Если нужна развернутая версия, то: «Что вам больше писать не о чем, в конце концов». Причем «в конце концов» – тоже в названии. Можно и вовсе ничего не выдумывать. Коль поощряют с такой регулярностью за вмешательство России, то так и назвать: «За вмешательство России». А премию по этой части переименовать из Пулитцеровской в Путинскую. Его же надо благодарить за бонус в 15 тысяч долларов. Пусть платит не Путин. Ну так и не Пулитцер.

В любом случае менять что-то придется, как поменяли они и сейчас. Ведь в прошлый раз сплетни о связях Трампа с Кремлем выиграли в номинации «Международная журналистика». А теперь их отметили лишь как лучшие «Внутриполитические новости». Если так пойдет, то в следующий раз их надо будет наградить за «Провинциальность».

Михаил Шейнкман, радио Sputnik