Главный «рекорд» Олимпиады в Пхенчхане

Еще не закончились Олимпийские игры в Пхенчхане, но одним «рекордом» они точно запомнятся. Произошло беспрецедентное потепление отношений Юга и Севера Кореи. Впрочем, вовсе не факт, что эта «оттепель» не станет предшественником «заморозков» Сестра Ким Чен Ына Ким Ё Чжон в составе делегации КНДР прибыла на зимние Олимпийские игры в Южную Корею

Команды Севера и Юга прошли на открытии Олимпиады под единым флагом с силуэтом Корейского полуострова. Сеул впервые с момента раздела полуострова в 1953 году удостоил своим визитом представитель династии Кимов – да еще какая!

О процессах, происходящих в руководстве Северной Кореи, даже специалисты-корееведы имеют самые смутные представления: жизнь правящей пхеньянской «верхушки» тотально закрыта от посторонних глаз и каналы утечки информации оттуда отсутствуют. Но даже по тем куцым сведениям, что имеются в открытом доступе, получается, что Ким Ё Чжон – не просто сестра нынешнего северокорейского лидера Ким Чен Ына, но и весьма влиятельная фигура в его окружении. Может быть даже «серый кардинал» северокорейской политики. Были предположения, что по итогам ее визита будет достигнута договоренность о поездке в Сеул самого Ким Чен Ына: это был бы безусловный прорыв в двусторонних отношениях. Однако не случилось. Ким Чен Ын лишь пригласил южнокорейского президента Мун Чжэ Ина в Пхеньян. Что само по себе не мало: лидеры Южной Кореи посещали Север лишь дважды.

Каждый из вышеперечисленных фактов сам по себе, конечно, не тянет сенсацию – тем более что все они все-таки являются больше символическими жестами, чем свидетельствами того, что в отношениях двух не признающих друг друга стран действительно что-то изменилось. Но в совокупности они производят впечатление предвестника грядущих беспрецедентных перемен. Которые, впрочем, могут и не наступить.

Прежде всего, следует отбросить всяческие предположения о том, что сближение Севера и Юга может стать шагом на пути их объединения. Сколько бы ни говорили об этом в Пхеньяне и Сеуле, ясно, что появления единой Кореи в обозримом будущем не следует ждать. Династии Кимов вовсе не улыбается перспектива уступить власть элите Юга (а иного при объединении нищей и богатой стран и быть не может). На Юге же слияния с КНДР не хотят отнюдь не только главы корпораций и политики, но и широкие народные массы. Север в глазах местного общественного мнения уже давно – что-то вроде бедного непутёвого родственника, которого не бросишь (все ж таки родная кровь), но кого желательно держать на дистанции и лучше – на большой.

Вот через призму кризиса, вызванного северокорейской ядерной программой, контакты Пхеньяна и Сеула вполне можно рассматривать.

За сближением Севера и Юга, казалось, с большим неудовольствием наблюдали из-за океана. Вице-президент США Майкл Пенс, находившийся в Пхенчхане, не стал встречаться с делегацией КНДР. «Кампания по оказанию максимального давления будет продолжена, ее интенсивность возрастет. Рассматриваются все варианты», — сказал он, повторив тем самым позицию президента Дональда Трампа.

Оставив в стороне расхожую версию, согласно которой США и Мун Чжэ Ин действуют заодно, играя роль «плохого» и «доброго» полицейского в отношении Северной Кореи, констатируем очевидное: как и Ким Чен Ына, Южную Корею как раз и страшат «все варианты» решения северокорейской ядерной программы, в числе коих и силовой, готовность прибегнуть к которому демонстрировали в Вашингтоне. Победа нынешнего президента на южнокорейских выборах во многом и объяснялась страхами местных жителей перед возможной войной на полуострове. Идея как-то договориться с Севером – не навсегда, но может, хоть на время – тем самым дав шансы «горячим головам» в Вашингтоне и Пхеньяне одуматься, чрезвычайно соблазняет Мун Чжэ Ина. К тому же она соответствует его убеждениям. Мун Чжэ Ин – левый националист, а они традиционно считают, что с Севером надо обращаться как-нибудь помягче, или уж по крайней мере, не давить, как правые во главе с прошлым президентом Пак Кын Хе. Левых не смущает, что попытки сблизиться с Северной Кореей уже были. Но «солнечная политика» оказывалась в плане результатов столь же бесплодной, что и попытки разговаривать с КНДР с позиции силы.

Правда, сейчас такой случай, когда «оттепель» действительно может дать какой-то результат и именно как способ поставить на паузу кризис вокруг северокорейской ядерной программы.

За день до старта Олимпийских игр Ким Чен Ын, видимо, решил напомнить, что дружит с Югом с позиции силы, а не слабости. В Пхеньяне прошел военный парад, приуроченный к семидесятой годовщине Корейской народной армии. На нем были продемонстрированы несколько пресловутых межконтинентальных ракет «Хвасон-15». Собственно, они и являются главной проблемой во взаимоотношения КНДР со внешним миром. Без них диктатура Ким Чен Ына всего лишь реликт «холодной войны», беда локального масштаба. С ними – ребус и загадка, разрешить которые Америке жизненно необходимо.

Судя по тому, что известно о «Хвасон-15», можно утверждать, что они действительно теоретически могут достичь территории континентальной Америки – не Гуама и даже не Аляски, а Калифорнии. Вот только как поведет себя ракета в случае боевого применения, пока не ясно. Северокорейцы должны провести еще серию испытаний, состоящих из запусков «Хвасон-15» в различных режимах. Эта серия явно далека от завершения.

Если американцам или южнокорейцам удастся поставить сейчас точку в развитии северокорейской ракетной программы, можно сказать, что кризис будет завершен без потери лица, как для США, так и для Пхеньяна. Угроза ядерного удара по Америке не будет снята, однако станет умозрительной. И вместе с тем, это не будет означать для Ким Чен Ына, что он пошел на попятную в знаковой для него ядерной программе. Ракеты ракетами, бомбы бомбой.

Возможно, такой выход из ситуации предложат южане северянам. В Республике Корея автору говорили о таком варианте несколько экспертов. Что и говорить, предложение не самое лучшее и для КНДР, и для США. Но идеальный, устроивший всех вариант урегулирования ситуации на Корейском полуострове вряд ли вообще существует. Почти никто в мире не видел до 9 февраля сестру северо-корейского лидера. Почти никто не видит приемлемый выход из ситуации на Корейском полуострове. Но где-то он есть, на что позволяет надеяться в том числе и олимпийское перемирие.

«Expert Online»