Newstatesman: Новый «Шелковый путь» Китая будет таким же значимым, как и старый

Есть разница между Западом, где наблюдается тенденция «отделяться и действовать в одиночку», и Евразией, где идет процесс «углубления связей и попыток работать совместно».

Перевод статьи, вышедшей 5 декабря на английском интернет-ресурсе newstatesman.com

В январе 2017 года в лондонский район Баркинг прибыл грузовой поезд. Он привез 44 контейнера с одеждой и чемоданами, которые будут проданы на главной улице города. Это было бы ничем не примечательным событием, если бы это не был поезд из города Иу в центральной провинции Чжэцзян в Китае, проделавший за 18 дней путь из Китая в Англию через Казахстан, Россию, Беларусь, Польшу, Германию, Бельгию и Францию. Так Лондон стал 15-м европейским городом, присоединившимся к китайской программе «Один пояс, один путь».

Эта инициатива – современное перерождения старого Шелкового пути, который когда-то связывал целый ряд народов и стран по всей Евразии, и который оставил неизгладимый след в судьбе современной цивилизации.

По словам Питера Франкопана, профессора мировой истории из Оксфорда и автора двух книг о Шелковом пути, одна из самых сложных задач для историка или наблюдателя, занимающегося изучением отношений в современном мире, состоит в том, чтобы “увидеть более широкую картину” – понять эти мировые связи и дать более точный и правдивый взгляд на вещи. Сейчас постепенно происходит очень важная геополитическая трансформация: необратимый сдвиг власти от атлантических сообществ к Евразии, в которой движущей силой развития является возрождающийся Китай.

Это не столько революция, сколько возвращение к прежнем раскладу, в котором Шелковые пути, связывающие Ханьскую, Византийскую и Персидскую империи, составляли важнейшие цивилизационные артерии мира, говорит Франкопан.

Сегодня одним из объяснений растущего влияния Евразии являются полезные ископаемые, топливо, продукты питания и другие природные ресурсы, которыми богата эта территория. Почти 70 процентов мировых запасов нефти и 65 процентов запасов природного газа находятся на Ближнем Востоке, в России и Центральной Азии. Более половины мирового производства пшеницы расположено в тех же степях и равнинах, в то время как на долю Южной Азии приходится почти 85 процентов мирового производства риса. Те, кто придает решающее значение развитию киберпространства и искусственного интеллекта, часто забывают о таком жизненно важном для современных технологий сырье, как кремний, 75% которого находится в России и Китае.

Между тем, значительная часть евроазиатских приобретений на Западе включает в себя культурные институты, такие как газеты, крупные архитектурные памятники и футбольные клубы, а также серьезно искажает цены на недвижимость от Лондона до Ванкувера.

В Индии и Китае постоянное расширение среднего класса затмевает любые сопоставимые преобразования на Западе во время промышленной революции. Каждые 15 часов в Китае открывается новый Starbucks. Страна также очень любит французское вино, в результате чего поглощает все больше виноградных плантаций. Следующие на очереди пекарни, к которым приглядываются инвесторы в поисках возможностей, по мере того, как китайцы отходят от своей «рисовой» диеты. А теперь вспомним о влиянии Китая на глобальный туризм. Только подумайте: в настоящее время только 5% китайцев имеют паспорта!

Республики центральноазиатского коридора, такие, как Азербайджан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан, получают выгоду по целому ряду пунктов, начиная с дивидендов от многомиллиардных китайских инициатив в области инфраструктуры, заканчивая открытием новых газовых месторождений и месторождений других полезных ископаемых, таких как медь и ртуть.

Одной из наиболее ярких тенденций в этом регионе является появление крупных совместных проектов между странами, которые исторически относились друг к другу с подозрением, от Трансанатолийского газопровода (поддерживаемого даже талибами) до энергетического проекта Центральная Азия-Южная Азия. Узбеки и казахи с особым энтузиазмом относятся развитию своих отношений, но есть много других примеров сотрудничества, таких как региональные конференции по урегулированию статуса-кво богатого нефтью Каспийского моря.

Франкопан также обращает внимание на дихотомию между Западом, где наблюдается тенденция “отделяться и действовать в одиночку”, и Евразией, где идет процесс “углубления связей и попыток работать совместно”.

Сейчас, в эпоху развития инициативы «Один пояс – один путь» ни у кого на Западе нет желания, воображения или средств, чтобы изобрести что-то типа Плана Маршалла, который восстановил послевоенную Европу. В конце книги приводится убедительная цитата премьер-министра Камбоджи Хун Сена, иллюстрирующая эту новую реальность: «У других стран много идей, но нет денег. Но в случае Китая, если приходит идея, то она приходит с деньгами”.


John Bew

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).